Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Уильям Ти Спирс


avatar
Один из руководителей организации "Несущие Смерть"
Здесь буду выкладывать фанфики которые прочитал, понравились и хочется показать остальным ^_^ То есть по моему мнению "достойные"



"Вся работа выполняется теми, кто еще не научился не работать."
"Будь великодушен – прости подчинённым свои ошибки."
"Критиковать – значит объяснять автору, что он делает не так, как делал бы критик, если бы умел."
Посмотреть профиль

Уильям Ти Спирс


avatar
Один из руководителей организации "Несущие Смерть"
Angel in Disguise
http://ficbook.net/readfic/83583

Автор: red mortem (http://ficbook.net/authors/red+mortem)
Фэндом: Kuroshitsuji
Персонажи: Гробовщик/Грелль
Рейтинг: R
Жанры: Ангст, AU, Hurt/comfort, Романтика, Слэш (яой), Songfic
Предупреждения: OOC
Размер: Миди, 27 страниц
Кол-во частей: 5
Статус: закончен

Описание:
Главные герои - представители противоположных субкультур. Возможна ли между ними дружба или... нечто большее?

Публикация на других ресурсах:
Не рекомендую.

Примечания автора:
Эту вещь я безумно люблю, поэтому не мог не) В принципе ради нее все и затевалось)
Видение и мнение автора могут не совпадать с видением и мнением читателей. Ирония над штампами и стереотипами присутствует. На самом деле все не так запущено) Кто-то увидит здесь жуткий ООС, но смею заметить, что он оправдан.
Заглавной темой является песня Cinema Bizarre: http://prostopleer.com/tracks/507382l6JM
Также в тексте использованы фрагменты других композиций этой прекрасной группы.
Часть V

«Love is nature
So you're breaking with tradition
In this godforsaken land»

Страйфи поет о правильных вещах.
Любовь – это естественно.
Это правильно – любить кого-то.
Жизнь без эмоций, без любви, без потребности отдавать свои чувства, пуста и бессмысленна.
Ты двигаешься, работаешь, спишь, ешь, а потом приходит некто и выключает тебя, как человекоподобную машину.
А ты ничего не чувствуешь и ничто не заставляет тебя мигнуть на прощание глазами-лампочками.
— Я давно догадалась, — говорит ему Сэдди, — еще в тот день, когда он первый раз тебе позвонил.
Ты бы видел себя со стороны. Настоящий псих. Хотя чем они от влюбленных отличаются? Да ничем.
— И что теперь делать?
Грелль сидит на полу и колет пальцы швейной иголкой.
Легкая боль помогает думать, отвлекая от тяжести в груди. Он действительно не знает, что делать.
Он в растерянности. Гробовщик не эмобой, к которому можно подвалить и показать нарисованное на ладони сердечко.
И, который, что характерно, в девяноста девяти процентах случаев сразу полезет обниматься.
А если нет, то можно пострадать и поплакать, водя лезвием по руке.
Похоронить несчастную любовь на дне почерневшего сердца, а потом возвести ее в культ и лелеять.
Писать стихи или рисовать разбитые сердца на полях тетради.
И все тебя утешают, поддерживают, поят энергетиками и дарят значки-лавхейты.
Сколько раз так бывало.
Но сейчас… совсем не тот случай.
Он не переживет. Пойдет на развалины и прыгнет в колодец.
И Гробовщик не удержит его, потому что…
— С чего ты взял, что он тебя пошлет? Ты на все сто уверен в его ориентации или что? Если это единственная причина, то не паникуй. Они там все би, особенно симпатичные длинноволосые мальчики.
— Да причем тут это, — вздыхает Грелль, загоняя иголку под край ногтя. На коже выступает капелька крови. – Просто… мне очень дороги наши отношения, понимаешь. Я боюсь их разрушить. Он же по-любому станет относиться ко мне иначе, даже если нормально воспримет это вот… Не так, как сейчас. А может и вообще не захочет больше общаться.
Знаешь, сложно быть равнодушным, когда рядом с тобой влюбленный в тебя человек.
Ты либо отвечаешь ему взаимностью, либо его чувства начинают тебя напрягать.

Сэдди полностью согласна с другом.
Так и есть. Но попытаться можно, тем более что из рассказов Грелля понятно, что этот Гробовщик умный парень.
— Знаешь что. Ты, конечно, молодец, все перебрал, но самое главное забыл. А вдруг ты ему тоже нравишься?
И своей тупой неуверенностью все портишь? Не жди, что он придет к тебе со связкой воздушных шариков и будет скакать вокруг, заливаясь розовыми соплями! Он гот, понимаешь? Они сдержанные и замкнутые.
Ты промолчишь и будешь страдать, он будет страдать, и в результате что? Два разбитых сердца!
А все потому, что один красноголовый придурок не смог сказать три простых слова!
На, — Сэдди подает Греллю мобильник, — позвони ему, скажи, что хочешь серьезно поговорить. Давай.

Грелль неуверенно набирает заученный наизусть номер и считает гудки, скрестив пальцы.
— Привет.
— Привет, — Гробовщик удивлен неожиданному звонку. Первому от Грелля. До этого он всегда звонил ему сам. – Что-то случилось?
— Да. Мне нужно… поговорить с тобой. Это очень важно.
Над губой выступает испарина. В висках колет и щекочет от волнения.
Грелль задерживает дыхание и зажмуривается.
— Прямо сейчас? Но я немного занят. До завтра не потерпит?
Глаза щиплет от соленой воды. Чем он занят?
Привел к себе готессу в кружевном корсете и надеется приятно провести с ней вечер, кувыркаясь в гробу?
— Ну… вообще не очень. Ладно. Извини, что побеспокоил.
— Все в порядке, — Гробовщик слышит в голосе Грелля хриплые нотки невыплаканных слез и уточняет: — Не знаю, что ты подумал, но уверен, что твое предположение не соответствует действительности. Я на работе.
Грелль облегченно выпускает воздух из легких.
Сжавшееся в комочек сердце снова наполняется кровью и бьется в прежнем ритме.
— А где ты работаешь?
— Пошевели стереотипами, — покашливает трубка. – Где, по-твоему, должен работать настоящий гот?

Адрес морга они уточняют в справочном бюро.
— Удачи, – Сэдди крепко целует Грелля в щеку. – Все получится.
— Спасибо.
Грелль запрыгивает в полупустой автобус и садится возле окна.
Ехать почти через весь город, но это даже к лучшему.
Он успеет подумать над тем, что и как скажет Гробовщику.
Как назло в голову лезут сплошные банальности, вроде пресловутого рисунка на руке.
В конце концов, Грелль решает, что это самый подходящий вариант.
Не нужно ничего говорить и можно отмазаться, если что.
Люди с удивлением смотрят на парня в красной куртке, который рисует на левой ладони неровное сердечко.

***
«Take my hand and lead me out into the night,
Take me down,
Make all the wrongs feel right
Lay with me now,
Follow me into a new sunrise»

Двухэтажное здание морга стоит на отшибе.
К входу ведет асфальтированная дорожка, огороженная краеугольными камнями.
На одинокой клумбе чахнут сухие цветы.
Ничего страшного и инфернального.
Нет ни гробов, прислоненных к обшарпанным стенам, ни автомобилей с черными шторками и черепами на капотах.
И тем более рядом нет хрестоматийного заброшенного кладбища, где по ночам бродят ожившие мертвецы.
С виду морг ничем не отличается от обычной больницы.
В нескольких окнах горит белый свет – Грелль всматривается в них, пытаясь увидеть знакомую фигуру.
Он долго стоит во дворе, прислонившись к выбеленной стене, не решаясь позвонить или постучать.
Несколько раз порывается уйти, но сразу же передумывает.
Грелль не любит отступать. Тем более что последний автобус уходит через три минуты.
Назад пути нет.
— А я… здесь, — несмело шепчет он в трубку, глядя на металлическую дверь. – Ты… можешь выйти?

Через минуту дверь распахивается, выпуская на улицу сноп холодного люминисцентного света.
Гробовщик приспускает со рта защитную маску и стягивает резиновые перчатки, испачканные кровью и чем-то похожим на гель.
— Вот это да, — удивляется он. – Кажется, я начинаю оправдывать существование стереотипов. Ну, заходи, если не боишься.
В нос шибает застоявшийся запах дезинфицирующего раствора и парного мяса.
Грелль сглатывает подступившую к горлу тошноту. Хорошо, что он ничего не ел перед тем, как приехать.
Иначе бы его вывернуло еще на пороге.
Страшно представить, что творится в самом зале для вскрытий.
— Если что, пакеты вон в той коробке. Но с другой стороны, ты знал, куда идешь. У нас тут… своеобразно.

Гробовщик ведет его по облицованному кафелем коридору.
Они проходят мимо множества дверей: за одной из них виднеется тесная комната, заставленная каталками. На одной из них лежит некто, прикрытый простыней.
Грелль смотрит на его синюшные ноги, торчащие из-под «одеяла» и шарахается в сторону.
Жуть…
Атмосфера, царящая в морге, заставляет его нервничать.
Здесь не страшно в прямом смысле этого слова.
Здесь никак. Все мертвое, пустое, безэмоциональное.
Жизнь никогда не заглядывает на порог этого заведения.
Ее тепло, приносимое с собой скорбящими, мгновенно исчезает от холодного дыхания смерти.
Грелль ощущает ее повсюду. Она смотрит на него из каждого угла, идет по пятам, прикасаясь к волосам невидимой рукой.
— Не бойся мертвых. Это просто куклы. Странные куклы с тряпками в животах и ветром в черепных коробках. Некоторые из них очень красивы. Хотя при жизни были еще теми уродами. Во всех смыслах. Но смерть сделала их по-настоящему прекрасными. Хочешь посмотреть?
Грелль энергично мотает головой. Он не горит желанием любоваться покойниками.
— Тогда пойдем пить чай. Сегодня выдалась тихая ночь.

В комнате, куда привел его Гробовщик, нет тошнотворного запаха. Наоборот – пахнет чем-то приятным, сладковатым.
А теперь еще и чаем.
Грелль с опаской присаживается на край железного стула и перемешивает сахар затейливо изогнутой ложечкой.
Гробовщик предусмотрительно не говорит ему о том, что давным-давно этим приспособлением вычерпывали содержимое мертвых желудков.
На широком подоконнике мигает лампа в зеленом пластиковом абажуре.
Тут почти уютно и не чувствуется тяжелое присутствие чего-то неведомого и необратимого.
Не покалывает подушечки пальцев и не кружится голова от запаха тел и темных волн горя, пронизающих атмосферу этого места.
— О чем ты хотел поговорить?
Чайная ложка негромко звякает о стенки керамической чашки.
Гробовщик пьет не спеша, задерживая во рту каждый глоток горячего чая. В промежутках – с любопытством смотрит на Грелля, стараясь угадать причину его неожиданного визита.
— Я… — начинает тот и осекается. – Знаешь, наверное мне не стоило приходить…
Черт. Нет, я хотел сказать, что оно, конечно, могло бы потерпеть, но…
— Утебя кто-то умер? – идиотский вопрос, но он приходит в голову первым. – Проблемы? Депрессия?

Слово «умер» заставляет Грелля содрогнуться.
Он вспоминает, где находится, и ему становится совсем неловко.
Холод из покойницкой проникает внутрь маленького мирка вокруг зеленой лампы и медленно пробирается под одежду, заставляя дрожать и ежиться.
Или это другое?
Чувство сродни тому, что испытывает человек, готовясь прыгнуть с парашютом.
Вдруг не раскроется?
Вдруг запутается?
И тогда все. Конец.
И не успеешь надышаться, перед тем, как разбиться в лепешку.
Не почувствуешь свободы падения в небо.

Грелль глубоко дышит и нервно крутит в пальцах изогнутую ложку.
Нужно прыгнуть. Набрать в грудь побольше воздуха и сделать шаг вперед, навстречу бесконечному небу и яркому солнцу.
Или – гибели от удара о твердую землю.
— Нет, — наконец отвечает он и разжимает левую ладонь, на которой красуется смазанное красное сердечко. – Я… Вот в общем…

Гробовщик поджимает губы и резко встает на ноги.
Стул с громким грохотом падает на пол. Чашка падает на стол, заливая его сладким чаем.
— Вот как, — отрывисто бросает он и впивается ногтями в сухую ладонь. – Вот как…
И – уходит, обдав Грелля воздушной волной.
В коридоре слышится звук быстрых шагов. Скоро он затихает вдалеке; где-то гулко хлопает дверь.
В морге снова становится тихо.

***

Грелль ссутуливается и вжимается в стену, нервно возя рукой по штанине.
Он хочет стереть чертово сердечко.
Вырезать из странного кино ненужный кадр.
Уйти – в ночь, в завтра, в никуда. Выбросить сим-карту, вырезать сердце, вычеркнуть себя из жизни Гробовщика и своей собственной. Колодец ждет его, чтобы поглотить – целиком.
Но перед этим он попрощается с Сэдди. Отдаст ей свои диски и косметику. И ту толстовку с черепами – она всегда ей нравилась.
Потом поцелует мать и…

Гробовщик подходит неслышно и мягко, как тогда, в первую их встречу.
Так же садится напротив, трогает за плечо и смутно улыбается.
В уголке рта снова притаилась скорбная складка.
Теперь Грелль знает, что она появляется, когда Гробовщик сильно нервничает.
Еще бы…
— Я никогда не думал, что… — голос срывается, превращаясь в рваный кашель. Гробовщик дергает себя за косичку у виска и покусывает нижнюю губу совсем как Грелль. Хорошо, что он перенял эту привычку, а не склонность к обгрызанию лака. – И как-то не знаю, что сказать сейчас. Значит, не буду говорить ничего. Лучше покажу.

На колени Грелля опускается что-то тяжелое и холодное.
Он опускает взгляд вниз и вытягивает лицо от удивления.
Потом трет глаза, позабыв о том, что они накрашены – вдруг ему кажется?
Нет. Стеклянная банка с заспиртованным человеческим сердцем более чем реальна.
— Я не умею по-вашему. Только так, готично, — уточняет он и улыбается.
По-настоящему. Тепло. Искренне. И немного сконфуженно.
Грелль осторожно ставит банку на стол.
И только потом оглушительно кричит, наполняя мертвую тишину смехом и барабанным боем собственного, живого сердца, которое вот-вот выпрыгнет в руки Гробовщика.
Освобождаясь от страха перед падением.
Встречая бескрайний простор неба и заключая его в крепкие обьятья.
Он жадно цепляется за него, дыша полной грудью, плачет и смеется, подставляя лицо нежным поцелуям солнца.
И сам целует его в ответ: щеки, глаза, складку в уголке рта, длинные пряди светлых волос и неожиданно теплые губы, что робко раскрываются навстречу его губам.

Все эмоции, которые он переживает сейчас, сливаются в одну.
Огромную, яркую, ослепляющую и накрывающую с ног до головы горячей волной.
Заставляющую парить над землей, не чувствуя собственного тела —
В любовь.
Грелль делится ей – снова и снова, с каждым поцелуем и прикосновением.
Он отдаст ее всю, до последней капли. И все равно у него останется еще много, очень много любви.
Парадокс? Нет. Просто она бесконечна, как небо.

Они гасят свет. В темноте чувства обостряются.
Пальцы чутче осязают кожу, губы теснее прижимаются к губам.
Отчетливее слышен стук двух сердец и шумное дыхание, сливающееся в один протяжный выдох.
Темнота располагает к откровенности – во всем.
— Гробовщик, а как твое настоящее имя? – шепчет Грелль, ненадолго разрывая поцелуй.
Ему кажется, что теперь он должен его знать.
— Я же говорил. В тот самый день, когда нашел тебя в молчаливом месте. Энджел меня зовут, — напоминает он и хихикает. – Мои родители большие оригиналы.
— Та песня действительно про тебя. Ты пришел и спас меня. Взял то, что от меня осталось…
Гробовщик улыбается и крепко прижимает Грелля к себе – вместо множества слов, которые, по сути, ничего не выражают.

Каждый мечтает встретить ангела.
Каждый представляет его по-своему: кто-то красавцем в сияющих одеждах, кто-то наоборот – грустным юношей со сломанными черными крыльями.
Этот носит черное пальто, длинный серый шарф и перстень с ухмыляющимся черепом.
Порой он бывает занудным, порой – язвительным. Он редко смеется и работает в морге.
Он неправильный, неформатный. Но Грелль не променяет его ни на какого другого.
Потому что он – его ангел.
Самый настоящий.
Только маскируется.



"Вся работа выполняется теми, кто еще не научился не работать."
"Будь великодушен – прости подчинённым свои ошибки."
"Критиковать – значит объяснять автору, что он делает не так, как делал бы критик, если бы умел."
Посмотреть профиль

Уильям Ти Спирс


avatar
Один из руководителей организации "Несущие Смерть"
Узнай меня заново
http://ficbook.net/readfic/4818

Автор: LilyaFenix (http://ficbook.net/authors/Lilya)
Бета: Microsoft Word =)
Фэндом: Kuroshitsuji
Персонажи: Себастьян/Сиэль
Рейтинг: R
Жанры: Ангст, AU, Романтика, Повседневность, Слэш (яой)
Предупреждения: ОЖП, OOC
Размер: Миди, 29 страниц
Кол-во частей: 16
Статус: закончен

Описание:
Предположим, что после второго сезона, Сиэль не стал демоном, а также спокойно живет в своем поместье, а Себа все также ему прислуживает. Придя на один бал, ему становиться плохо и еще один дворецкий решил воспользоваться этим, т.к. тоже считает, что душа у Сиэля очень вкусная. Использовав магию, она возвращается в прошлое и первее Себастьяна заключает контракт с Сиэлем. А Себа то все помнит и пытается все вернуть назад, а пока Себастьян и Сиэль узнают друг друга заново...

Посвящение:
Эту бредятину посвящаю ребятам из нашей "комнаты дворецких"

Публикация на других ресурсах:
Везде, но с этой шапкой.

Примечания автора:
Это мой первый в жизни фанфик, так что сильно тапками не бить)К тому же, много моментов из манги, я просто их переделала. Комментируем, критикуем (здоровая критика, пожалуйста), мне это очень важно.
Глава 1

— Господин? — Себастьян тихонько зашел в кабинет своего господина. Сиэль читал какие-то документы, которых было так много, что юного графа почти не было видно.
— Вы звали меня?
— А? Да, подойди, — Сиэль попытался вытащить лист из-под особенной большой стопки, но только все уронил. Хорошо, что Себастьян дьявольский дворецкий и быстро все собрал и привел в порядок, — Я получил письмо от графа Брейнсфорда. Сегодня вечером он устраивает в своем поместье бал и приглашает меня. Так что приготовь костюм и дилижанс.
— Да, мой лорд, — поклонился дворецкий.
. . . . . . . .
Поместье графа оказалось еще больше дома Фантомхайва. Самого Элиота Брейнсфорда Сиэль знал плохо, просто тот помог юному господину с деньгами, когда кампания "Фантом" находилась на грани разорения. Зайдя в дом, Сиэль и Себастьян оказались в очень шумном и наполненном людьми помещении, хотя было бы странно, если бы здесь было пусто — Брейнсфорд был "хитрой лисой" Ее Величества, чему Сиэль был не очень рад. Для приличия граф завел с некоторыми людьми разговор и позже увидел, что к ним подходит девушка в костюме...дворецкого?!
— Граф Фантомхайв! Рада видеть Вас, — девушка чуть поклонилась и лучезарно улыбнулась, — Я дворецкий семьи Брейнсфорд — Алесса Костелло. К сожалению, мой господин приболел и не смог прийти. Но он попросил передать Вам, что был счастлив помочь кампании "Фантом" и рад с Вами бок о бок работать и помогать Ее Величеству.
Сиэль почувствовал себя немного дурно — голос дворецкого оплетал не хуже паутины и Сиэль забеспокоился, не замешан ли здесь Клод Фаустус.
— И еще, — Алесса схватила графа за руки, от чего Себастьян чуть вздрогнул, — То, что произошло с Вашей семьей до сих пор будоражит общественность и поэтому многие захотят заменить Вам отца или мать, но знайте, — она мягко улыбнулась, — семья Брейнсфорд всегда будет на Вашей стороне.
У Сиэля закружилась голова, воздуха катастрофически не хватало. Нити все сильнее сжимались вокруг графа и он потерял сознание.
— Господин! — Себастьян быстро подхватил его и заметил, что у Сиэля пошла из носа кровь, но ее уже вытерла Алесса.
— Господин? — дворецкий чуть потряс своего хозяина, но тот не очнулся. Толпа народу стояла вокруг них и ждала, что будет дальше.
За окном сверкнула молния и пошел ливень.
— Похоже, погода не на нашей стороне, — мрачно произнес дворецкий.
— Что ж, раз так, то можете остаться в поместье! — и снова эта милая улыбка!
Себастьян сильнее сжал зубы и поднял своего господина. Алесса проводила дворецкого и его хозяина до одной из комнат и посмотрела на часы.
— Ой, какой кошмар! Столько дел, столько дел! Я опаздываю!
Раз — и убежала. Себастьян с презрением смотрел ей вслед. Он уже давно понял, что эта девушка — не человек. К тому же — черные как смоль волосы, янтарные, а точнее янтарный (второй, левый глаз прикрыт волосами) глаз — кого то она напоминает...
Себастьян аккуратно уложил графа на кровать и укрыл. Ему все же было непонятно, почему господин потерял сознание, но знал, что без демона здесь не обойтись. Ливень все шел и шел. Дворецкий сел рядом с хозяином и караулил его от всяких неприятелей. Он чувствовал, что таковые сегодня появятся...
Глава 2

— Mudar o pasado! Mudar o pasado!
В огромной комнате были закрыты все окна и двери, а посреди, на огромной пентаграмме, что была изображена на полу, сидел человек в черном плаще. В руках он держал огромный фолиант и читал оттуда слова.
— Mudar o pasado! Mudar o pasado!
Нежный женский голос эхом разнесся по пустому помещению, а пентаграмма загорелась золотым.
— Ну что ж, Сиэль Фантомхайв...
Обстановка резко поменялась. Такое ощущение, что находишься...в пустоте. Было темно, а по всюду летали белые перья ангела. "Какая мерзость" — подумала Алесса, пиная носком сапога несколько перышек. Одновременно кто-то вскрикнул. Похоже на голос ребенка.
— Теперь ты всегда будешь принадлежать аду!
И еще один крик боли. Но Алессу это только забавляло — она чувствовала, что душа юного графа становится все сильнее, пытаясь отвергнуть эту тьму, что на нее насылают. При этом ее вкус становился лишь прекраснее и демон облизнулся. Ну, время пришло, а то скоро появится ее соперник.
— Сиэль Фантомхайв! — мальчик чуть дернулся от неожиданности, но страху не подал и смотрел на паучиху с пренебрежением. "Даже тогда он оставался таким же высокомерным".
— Кто ты?
— Я? Ты сам меня звал, так что должен знать!
— Демон...-чуть помолчав, Сиэль сказал, — Чего ты хочешь?
— Хм...Твою душу. А взамен я исполню любое твое желание, — улыбнулась Алесса.
— Месть. Месть — вот что я хочу! Я согласен на условие! Убей их! — крикнул граф.
— Но...
— Это приказ! — в правом глазу мальчишки загорелась золотая пентаграмма.
— Да, мой лорд...
Закончив со своим "делом", демон уже собрался исчезнуть со своим новым хозяином, как почувствовал появление другого демона.
— Ворон, — прошептала она и исчезла.
Глава 3

В тоже время.
Просидев около кровати почти полтора часа, Себастьян почувствовал какую-то вибрацию и запах гнилых фруктов. Дворецкому это очень не понравилось и он решил все разведать, надеясь, что за время его отсутствия с господином ничего не случится.
Пройдя несколько пустых коридоров, Себастьян наконец дошел до той, откуда шла эта странная энергия.
— Mudar o pasado!...
"Вот черт" — Себастьян резко открыл дверь, но не успел — человек уже исчез, но портал пока остался. Воспользовавшись этим, дворецкий быстро проскользнул туда, мельком заметив, что на полу, на пентаграмме лежал тот самый платок с кровью господина.
Уже оказавшись на месте, он понял — Себастьян все-таки лишился своего хозяина. Он стоял посреди трупов и раздумывал, как же ему вернуть все назад, но лишь некоторые демоны могут перемещаться во времени (в основном потомки демона Илирии (см. "Ангел")), но Себастьян к ним не причислялся.
Но демон не собирался так легко отдавать свою добычу и решил во чтобы то ни стало вернуть графа Фантомхайва, пусть даже тот больше его и не знает.
Глава 4

Спальня Фантомхайва. Юный граф спокойно спит, когда ему в глаза бьет солнечный свет.
— Доброе утро, господин, — Сиэль посмотрел на своего дворецкого, который заваривал чай.
— Сегодня на завтрак французские булочки и...
— Эрл Грей? — вдохнув запах, спросил граф.
— Как всегда правы, господин. — улыбнулась Алесса.
— Что сегодня с расписанием? — осведомился граф, когда дворецкий начал одевать ему на ноги гольфы.
— Как ни странно, сегодня Ваш график чист, лишь только леди Элизабет собиралась навестить Вас со своей матерью, маркизой Миддфорд.
— ПРОКЛЯТЬЕ! — граф подавился чаем, — Быстрее одевай меня! Когда тетушка собиралась приехать?
— К часам трем, где-то так.
— Черт, она же все время часа на два приезжает раньше запланированного!
— Я знаю это, господин, — учтиво улыбнулся дворецкий, — поэтому и разбудила Вас пораньше.
* * *
— Маркиза Миддфорд, какая...встреча, — Сиэль еле выдал из себя улыбку, которая все время так и норовила перерасти в оскал, — Вы как всегда раньше условленного времени...
— Оставьте этот тон, граф. Наконец-то вы соизволили причесаться.
Да, Сиэль это уже понял из предыдущего опыта. А Алесса поняла, что маркиза очень как не любит женщин-дворецких и чтобы ее не злить, собрала волосы в хвостик. Оба — и хозяин, и дворецкий — чувствовали легкое раздражение.
За спиной матери пряталась, так называемая невеста Сиэля, Элизабет, но та упорно требовала, чтобв ее называли Лиззи. Девочка (язык не повернется назвать ее девушкой) смотрела на Сиэля с нескрываемым восхищением и любовью, от чего Сиэля тошнило.
— Эм...странно, что Вы ни с того ни с сего решили навестить нас, — Сиэль попытался снова улыбнуться, но по жестам Алессы понял, что лучше этого не делать.
— Мне нужно убедится, достойны ли Вы стать мужем моей дочери, — маркиза с высокомерием посмотрела на Сиэля, от чего он почувствовал себя не графом, а провинившимся мальчишкой.
— Что ж, — наконец подал голос дворецкий, — может хотите осмотреть поместье?
Маркиза вплотную приблизилась к Алессе.
— До чего же у тебя отвратительное лицо!
Сиэль тихонько заржал (если такое конечно возможно Оо), да и сама Алесса лишь беззаботно рассмеялась. Хотя, она смеялась все время, к чему граф за 4 года уже привык, а также к вечным подколкам и к ее излишней любовью к сладкому.
— Ну, оно у меня такое с детства!
"Ха, конечно!" — ухмыльнулся Сиэль, а вслух лишь прошептал:
— И как ты собираешься показывать дом? Цветы в саду сгнили, кухня взорвана, посуда разбита, а по поместью бегают двое ненормальных индийца!
— Мда, это проблема, — так же шепотом ответила та, а маркизе она предложила, — Не хотите ли посмотреть конюшню?
Маркиза Миддфорд сначала была немного в ступоре, но быстро согласилась.
Леди Френсис — младшая сестра покойного графа Фантомхайва. Очень строгая и решительная женщина. На турнире она даже победила первого рыцаря, маркиза Миддфорда и вынудила его женится на себе. Так же она большая любительница охоты и поэтому по приходу в конюшню предложила такое развлечение.
— Ну что, граф. Если выиграешь — свадьба состоится, если нет — сам знаешь.
Сиэль бы с удовольствием проиграл, но гордость не давала этого сделать, так что он принял вызов.
Зайдя в глубоко в лес, все остановились.
— И? — спросила маркиза.
Алесса принюхалась, повернулась из стороны в сторону и пошла налево.
— О, так твой дворецкий еще и ищейка? — усмехнулась леди Френсис.
— Да, — ответил Сиэль, — Та самая.
Наконец они дошли до места. Сиэль был бы рад уже начать, а то Лиззи так сильно прижалась к нему сзади, что графу было нечем дышать.
— Если позволите, соревнование начнем здесь, — оповестил дворецкий, — правила таковы: не отходить дальше 25 метров, не стрелять в птиц, которые пролетают ниже условленной линии. Лимит — три часа. Начали!
Маркиза сразу же помчалась куда-то вправо, а Сиэль все пытался отцепить от себя свою невесту.
— Но я хотела быть с тобой! — чуть не плакала девочка.
— Лиззи, тебе лучше остаться здесь...
Выстрел. Алесса ухмыльнулась.
— О, маркиза Миддфорд времени не теряет. 1:0. Поторопитесь, господин. Вы ведь не хотите проиграть? — подмигнула она.
Сиэль быстро помчался в противоположную сторону и почти сразу же подстрелил фазана. А Элизабет начала плакать.
— Ну, не плачьте! — Алесса принялась успокаивать девочку и вытирать ее слезы платком (че она плачет, фиг ее знает), — Настоящая леди никогда не показывает своих эмоций. Слезы леди сравнимы с бриллиантами, а такую драгоценность никто не должен видеть!
Лиззи пораженно смотрела на Алессу, которая как всегда беззаботно улыбалась и искала что-то у себя в кармане. Она достала несколько конфет, угостила ими Элизабет и еще съела сама.
Спустя три часа все ждали решение дворецкого, который посчитывал "очки".
— Хочу вас обрадовать! У нас ничья!
— Что?!
— Как?!
— Ура!!! Давайте поедим!
— Ладно, — сказала маркиза, — Но после еды поедем на другое место и продолжим состязание. Ничья меня не устраивает.
— Хоть в чем-то мы с Вами схожи, тетушка.
Вроде все наладилось, но случилось непредвиденное — на Лиззи чуть не напал медведь! Но маркиза вовремя опомнилась и застрелила хищника.
— Что ж, граф. 16:15. Ты проиграл.
Сиэль чуть расстроился — гордость пострадала, но хоть не будет свадьбы.
— Но, — продолжила она, — Видя, как Вы защищаете мою дочь...Я рада буду иметь такого сына как Вы, граф Фантомхайв!
"Вот черт! Два самых худших исхода! И когда это я защищал Лиззи?!" Только сейчас он понял, что накрыл Лиззи своим тело, тем самым закрыв от хищника. Алесса хихикнула.
Все направились обратно в поместье (а Алесса тащила на палочке медведя ХД). Маркиза сравнялась с дворецким и протянула ей вилку.
— Вот, держи. Прямо в темечко! Она ведь оказалась там как раз, когда медведь упал замертво? Когда я промахнулась...и увидела, что моя дочь в такой опасности, я чуть не поседела. А ты очень точно попала в него.
— Благодарю за комплимент.
— Но разве в обязанность дворецкого не входит забота о репутации господина? Зачем надо было выставлять меня победителем?
— Милорд — непревзойденный игрок. Он считает что никогда не проиграет и часто переоценивает свои силы. Но для достижения цели порой нужно смирение, иначе почва просто уйдет из под ног. С моей стороны было бы не плохо сделать так, чтобы маркиза была для него примером.
Алесса мягко улыбнулась, а маркиза пораженно на нее смотрела.
— Может, лицо у тебя и неприятное, но ты говоришь дело!
"Да нормальное у меня лицо!!!"
Вернувшись домой Алесса предложила маркизе остаться в поместье.
— Хм, думаю, мы будем только мешать. У вас же цветы в саду сгнили, кухня взорвана, посуда разбита, а по поместью бегают двое ненормальных индийца! — подмигнула она.
— Мда, правда всегда становится явью. Слушаюсь!
Уже вечером, после отъезда дам, Сиэль счастливый сел в кресло. Что ни говори, а день прошел хорошо! Он посмотрел в окно. Пошел сильный ливень. В это время Алесса как всегда проверяла сохранность дома, зная, какая здесь прислуга, каждый раз лишним не бывает. Проходя мимо входной двери, она услышала стук. Открыв дверь, дворецкий увидела высокого мужчину в огромном пальто, шляпе и с чемоданом в руках.
— Что Вам? — спросила Алесса.
— Ливень застал меня врасплох. Не могли бы вы впустить переночевать путешественника?
Уже собираясь отказать, дворецкий услышал голос юного господина:
— Кто там, Алесса? — осмотрев человека, Сиэль произнес, — Ладно, пусть заходит.
Проводив странника до комнаты, Алесса и Сиэль уже собрались выходить, как незнакомец заговорил.
— Вы ведь граф Сиэль Фантомхайв, верно? Владелец кампании "Фантом"? Я много слышал о Вас.
— Да неужели? Рад что популярен. Может, если Вы собираетесь поговорить, хотя бы снимите пальто и представитесь?
— О, в этом Вы правы, — незнакомец снял пальто и Алесса сразу остолбенела, — Меня зовут Себастьян Михаэлис.
Глава 5

— О, в этом Вы правы, — незнакомец снял пальто и Алесса сразу остолбенела, — Меня зовут Себастьян Михаэлис.
— Вот как. Приятно познакомиться, — Сиэль осмотрел человека перед ним, — Себастьян Михаэлис. Это мой дворецкий, Алесса Костелло, — дворецкий снова натянула на себя вежливую улыбку и поклонилась.
— Алесса, принеси-ка нам чаю, что ли.
— Как прикажете.
* * *
— Чертов демон! — рыкнула Алесса, — Как он все прознал! Да и имя осталось то прежним! Значит, он все помнит! Черт, этот ублюдок испортит мне всё, все мои старания за эти 4 года!
Она поставила на поднос сервиз и засекла время, через которое можно уже разливать чай.
"Надо что-то срочно придумать, иначе все мои планы пойдут коту под хвост!"
Выходя, дворецкий прошептала одними губами: "Как же я ненавижу кошек"
* * *
— Чай, как и просили! — нет, она не рада видеть, как оживленно болтают ее добыча и ее враг, просто Алесса прекрасная актриса, которая пойдет на все, лишь бы хорошо сыграть свою роль, ведь за нее будет отличный гонорар.
— Ну, оставь нас на время, — устало проговорил Сиэль.
— Да, мой лорд, — скрипнула зубами дворецкий.
"Хм, украла моего господина, так и фразы мои тоже забрала!" — ухмыльнулся Себастьян и взял предложенный чай.
— Так ты говоришь, что любишь путешествовать? Это...очень интересно. Сам бы хотел заехать в ту или иную страну.
— Да, странствия — это так прекрасно! Где я только не был! В Франции, Италии, Португалии, даже в Индии...Там, кстати, я научился готовить булочки с карри.
— Булочки с карри? Что это еще такое? — спросил Сиэль, а сам вспомнил про принца Сому, но быстро отогнал эти мысли.
— Булочка, а внутри карри, — улыбнулся Себастьян. Ему было немного странно разговаривать с Сиэлем о тех событиях, которые они пережили вместе, да и разговаривать с ним как не как "дворецкий" — "хозяин", а как...в общем, они были на равных сейчас. Это забавляло.
"Мне нужно каким-то образом остаться здесь подольше" — подумал он.
— Эх...— вздохнул Себастьян.
— В чем дело? — спросил граф.
— Да вот, после 4 лет путешествия, я наконец вернулся домой, а мой маленький домик снесли! Теперь мне негде жить!
Себастьян пытался разжалобить графа и даже пошел на просто ужасный поступок — он попытался заплакать.
— Эй...Да ладно, тебе...Это, ну, если хочешь, можешь остаться зд..., — Себастьян обнял Сиэля и радостно-жалобным голосом закричал:
— Спасибо, спасибо, спасибо! Вы самый великодушный граф на Земле!
Сиэль не знал что делать — впервые за все это долгое время его кто-то обнимал и юный господин почувствовал себя немного неуютно, но отодвигаться почему-то не хотел.
Сиэль не знал, что это просто спектакль, и он был не только для графа, но и для его дворецкого — Алесса просто в прямом смысле убивала взглядом Михаэлиса, а тот лишь довольно смотрел в ответ. Вот теперь снова началось соревнование двух демонов за одну заветную душу.
Глава 6

И опять новый день. Сиэль потянулся и понял, что проснулся раньше обычного и поэтому Алесса еще не пришла. Просидев минут двадцать, он подумал, что это глупая идея, так сидеть и смотреть в стену. Алессу звать почему-то не хотелось и поэтому, кое-как сам одевшись (естественно, ленты он завязывать не умеет) он решил пройтись по поместью. Ноги сами его привели к комнате Михаэлиса. С ним было интересно разговаривать — он столько всего видел в мире, тогда как Сиэль носился из поместья в свою квартиру в Лондоне и обратно, все время разгадывая странные загадки и дела не терпящие отложений от самой Королевы.
"Интересно, Себастьян все еще спит?" — подумал Сиэль и на цыпочках подкрался к двери, но случайно наступил на злосчастные ленты и со всего размаха "впечатался" в дверь, которая была, к сожалению для графа, не заперта. Сиэль просто упал к ногам Себастьяна, который собирался как раз выходить. Так стыдно графу еще не было. Это ж надо было так опозорится!
— О, доброе утро, граф! — добродушно поздоровался Михаэлис.
— Доброе, доброе, — сказал в пол Сиэль и вдруг почувствовал, что его поднимают. И вновь Сиэль оказался в объятиях Себастьяна и ему показалось, что он покраснел еще больше, хотя куда еще больше? Когда он уже опомнился и собирался сопротивляться, то понял, что его уже поставили на землю, а сам Себастьян нагнулся и принялся завязывать ленты на туфлях графа.
— Вы должны быть осторожны, граф. Эти ленты — вещи опасные, — Себастьян уже принялся за черную ленту на шее Сиэля.
— Граф, позвольте спросить?
— Что? — раздраженно ответил тот.
— Почему Вы все время в такой мрачной одежде?
Себастьян оглядел Сиэля с головы до ног — повязка все на том же глазу, черная лента, серые жилетка и пиджак, черные шорты и гольфы.
— Таков мой траур, — уже собираясь выходить ответил Сиэль.
— Траур? По Вашим родителям? — осведомился странник.
— И это тоже, — отозвался тот, — тридцать дней назад умерла моя тетушка Ангелина, — и Сиэль вышел из комнаты.
Хм, вот как. Насколько Себастьян помнил, Мадам Ред должна была умереть еще раньше. Вот как меняется история, все лишь зависит от демона=)
Выйдя из комнаты, Михаэлис нос к носу столкнулся с Алессой.
— Вы уже встали, ...
— Называйте меня просто Себастьян, — мило лыбил жало демон.
— ...Себастьян. Прошу к столу, завтрак уже готов. Хотя я сомневаюсь, что вы в нем нуждаетесь, — подколола его дворецкий. И снова рассмеялась. Да, она отличная актриса, что даже может беззаботно улыбаться смертельному врагу. Да и Себастьян тоже не промах, но он привык быть пешкой своего господина, а не актером в этом театре.
Да, он и правда не нуждался в еде. Как и в сне. За всю эту ночь, Себастьян чувствовал, что за ним пристально следят. Единственное, что его удивляло, так это то, почему Алесса молчала и ничего не говорила господину о его истинной сущности. Ведь демон сразу же чувствует своего "сородича". С такими мыслями Себастьян Михаэлис зашел в столовую, где сел на предложенное ему место напротив графа.
— Я тут подумал, — начал Сиэль, — Мне не очень хочется иметь лишний рот, пусть даже "Фантом" и процветает. Так что за проживание придется платить.
— Ну, раз так, то я постараюсь платить деньги, когда Вам удобно..., — ответил Михаэлис.
— Мне не нужны деньги, — перебил его граф, — У меня своя цена.
На Сиэля смотрела удивленная пара глаз, а точнее, два бордовых и один янтарный. Сами того не желая, демоны переглянулись.
— Ты очень много путешествовал и это мне очень нравится. Моя цена — я хочу, чтобы один раз в день ты рассказал мне какую-нибудь историю о своих приключениях.
Сиэль опустил глаза в тарелку и снова начал мучить ложкой бедный кусочек черничного пирога.
— Ну, раз так, то я согласен! — радостно произнес Себастьян.
"Это будет разплюнуть"
— Г-г-господин Сиэль, Вас к телефону, — пролепетала вошедшая служанка. Это была милая девушка в костюме горничной и в очках с огромными линзами. Видно, у нее дальнозоркость.
"А Мейлин ничуть не изменилась" — подумал Себастьян.
Служанка посмотрела на Себастьяна и покраснела.
"Ну точно она"
— Кто там хотя бы? — спросил Сиэль
— Это граф Брейнсфорд, тот самый, который приглашал Вас на бал пять дней назад. — во время этих слов, Михаэлису показалось, что в глазу у Костелло что-то загорелось, но быстро потухло и она снова вернула себе свой счастливый вид.
— А, Элиот! — обрадовался Сиэля. Михаэлис чуть испугался. Граф Фантомхайв...улыбнулся? Себастьян чуть поморгал, но это была правда.
— Прошу прощения, этот разговор очень важен, — и счастливый ускакал из комнаты. Себастьян лишь улыбнулся и попытался впихнуть в себя черничный пирог. Так, ему надо подумать. Хорошенько подумать. Но размышлять совершенно невозможно, когда на тебя смотрят ТАКИМ взглядом и так мило улыбаются.
Алессе сейчас тоже было нелегко. Ей было очень неприятно находится с Себастьяном в одной комнате. Она также натянула на себя улыбку, но та все хотела стать отвратительным оскалом, поэтому ей приходилось отворачиваться настолько часто, насколько это позволял этикет.
— Ну что ж, — первым разрушил это тягостное молчание Михаэлис, — Я б хотел чуть прогуляться. Завтрак был прекрасным, благодарю, — Михаэлис чуть ли не выбежал из-за стола. Дворецкий проводил его презрительным взглядом. Но вдруг в комнату вновь вбежала Мейлин.
— Г-графа похитили!!!

Глава 7

— Всмысле?! — спросила Алесса, — Что произошло?
— Я-я зашла к н-нему в кабинет, а о-окно открыто и там пусто!
"Хм, вот как?" Мейлин убежала, а дворецкий непринужденно прогуливалась по комнате и резко закашлялась, при этом закрыв рот рукой. На белоснежных перчатках появились красные пятна. Придя в себя, она взяла в руки чашку с чаем, но до рта ее так и не донесла — резко поставив ее на стол, до девушки дошло, кто же это может быть.
— Цирк!
* * *
Себастьян прогуливался по саду. Какой прекрасный день. "Боже, я схожу с ума!" — подумал он, отмечая про себя, к кому он только что обратился. Михаэлис лег на траву и посмотрел в небо. Птички, облака, солнышко. "Как отвратительно" — подумал он, прикрывая глаза. Так он пролежал со своими мыслями минут 20, как почувствовал, что кто-то встал около его головы. Открыв глаза, он увидел, что над его лицом склонилась Алесса. Раз она пришла к нему, значит что-то случилось.
— Идем.
— Куда это?
Алесса вздохнула. Просить Михаэлиса о помощи совершенно не хотелось, но в ее состоянии это был единственный выход.
— Поможешь вернуть графа.
— Что, господина похители?! — сейчас между Сиэлем и Себастьяном не было контракта, а значит и связи, поэтому он и не почувствовал, что с графом что-то случилось.
— Идем.
* * *
— Цирк "Ноев ковчег" — прочитал Себастьян, — И как это связано с господином?
— С появлением этого цирка, во многих городах Англии стали пропадать дети. Мы с господином пытались разобрать это дело.
— И это единственная причина? — поразился Себастьян.
— Не будь дураком, — повернулся к нему дворецкий, поднимая левую руку, — Он точно где-то здесь.
Михаэлис скрипнул зубами. Она специально над ним издевается! Странно, что со всем этим она не захотела разобраться сама. "Руки не хотелось пачкать" — решил он.
В каком-то смысле Себастьян прав. Алесса всегда использует других людей, ради своей выгоды — как, например, графа Брейнсфорда для получения души Фантомхайва, или как сейчас Себастьяна. Но в этот раз это не единственная причина. Алесса снова закашлялась.
— Пойдем, нужно найти графа.
Михаэлис достал столовые приборы.
— Эй, эй! Не так сразу!
— Что?!
— Может это звучит немного эгоистично, но, если нам тихонько поработать здесь, то можем не только отыскать господина, но и раскрыть это дело, чем еще больше поможем графу.
Опять. Опять эта дебильная привычка использовать других. Даже графа. Так, нужно скорее менять свой характер. Себастьян промолчал. А что он мог еще сказать? Он же для Сиэля просто человек и показать свою демонскую сущность не может, тем самым он завалит весь спектакль, нет, всю эту партию, ну а заставить Алессу он не может.
Сев на места зрителей и попытавшись отдалится друг о друга, демоны следили за представлением. Оба все соображали, как прокрасться в цирк.
-...И наконец звезда нашего цирка — дрессировщица диких зверей! Для следующего номера нам понадобится доброволец из зала! — сказал ведущий.
— Похоже, мы попросту теряем время, — произнесла Алесса, когда Себастьян поднялся.
— Что? Ты что-то заметил?
— Ага! Господин из четвертого ряда! Прошу, спуститесь на арену!
— Какого?...Себ-Себастьян! — но тот уже спустился. "Точно! Это наш шанс копнуть поглубже." — поняла девушка
— А теперь, сэр, Вам нужно лечь сюда! — но вместо этого Себастьян подошел к тигру и начал его тискать.
— Ах! Какой очаровательный взгляд желтых глаз!
Весь зал в шоке. Алесса закрыла лицо руками. "Черт, тигры ведь тоже кошки!!!" Тут тигрица прыгнула на Себастьяна.
— Ах, какая же она шалунья!
После представления Алесса думала, что прибьет Михаэлиса — был такой шанс, а он его упустил!!! Но этого она сделать не успела — к ним подошел ведущий шоу, Джокер.
— Извиняюсь за инцидент на арене.
— Нет, ничего, это все его вина, — не дала сказать Себастьяну Алесса, — просто не надо было
ВЫПЕНДРИВАТЬСЯ!
— Э...Просто я никак не ожидал, что вы так близко окажетесь к нашей Бетти. Она Вам ничего важного не откусила?
"Ему это не грозит, отрастет все сразу и будет даже лучше" — хихикнула Алесса.
— Как бы то ни было, пусть лучше Вас проверит наш врач.
— Нет, в этом нет не...
— Нет, пусть осмотрит! — перебила Михаэлиса Костелло, а на ухо ему прошептала: — Ты и так упустил шанс, не упусти и этот. Только ничего не испорть!!!
Глава 8

— Теперь налево... Прошу сюда,— вел Джокер Себастьяна, — Простите, здесь немного грязно. Осторожно.
Наконец-то они дошли.
— Эй, док! — крикнул Джокер. Доктором оказался мужчина лет 35 — 40, с кудрявыми черными волосами и в очках.
— Что? — спросил он,— А, Джокер! Рад тебя видеть. Опять что-то с рукой?
— Нет, сегодня вроде ничего. Вот, похоже, у этого мужчины знакомство с Бетти прошло успешно.
— ЧТО? — закричал док, — С БЕТТИ? ЭТО ЖЕ УЖАСНО! ВАМ НУЖНО СРОЧНО ОКАЗАТЬ ПЕРВУЮ ПОМОЩЬ!!!
Осмотрев Себастьяна, доктор очень удивился.
— А Вы точно подверглись нападению тигра? На Вас ни одной царапины!
— Ну, мы с ней просто поиграли, — улыбнулся Себастьян.
— Ну, раз Вы не ранены, значит мне нечего делать, — вздохнул врач.
— Я так рад, — вздохнул Джокер, — Если бы с Вами что-нибудь случилось, директор с меня бы три шкуры спустил...
Себастьян удивился.
— А Вы разве не директор? —
— Нет, я всего лишь скромный импресарио, — засмеялся Джокер, — Директор — жуткий тип...
— Доктор, Вы должны срочно осмотреть мою ногу! — в палатку зашла та самая дрессировщица.
— Сестренка! — откуда не возьмись выпрыгнул какой-то парень в полосатом костюмчике и в шляпе.
— Опять ты!!!!
Парень выпрыгнул ей навстречу.
— Без тебя мне было так одиноко! Мое сердце медленно умирало от тоски по тебе...Да, теперь мы связаны красной лентой страсти! — бедняга сел на одно колено, но девушка просто прошла мимо.
— А ЧТО ТУТ ДЕЛАЕТ ЭТОТ СУМАСШЕДШИЙ ПРИДУРОК!!! — показала она пальцем на Себастьяна, — ИЗ-ЗА ТЕБЯ МОЙ НОМЕР ИСПОРТИЛСЯ!!!
— Бист! Не смей говорить так с гостями! — рыкнул на нее Док, — И в том, что ты не смогла уследить за Бетти, нет его вины.
— Тише Док, не будем терять лицо перед посетителями! — сказал Джокер.
— В самом деле! Лучше взгляните на ногу сестренки! — поддержал его влюбленный парень :)
— Ладно... Но все равно, Бист, тебе надо больше заниматься с Бетти. Давай, подойди. Я посмотрю твой протез.
— Протез? — спросил Себастьян.
— Да, в нашем цирке все не совсем просто, — ответил ему Джокер, — Люди с проблемами такого рода приходят сюда за помощью.
— Значит, доктор, Вы делаете протезы для цирка?
— А? Да. Это нелегко, должен Вам сказать. Ведь все я вырезаю вручную.
— Вырезаете? Вы делаете протезы из дерева?
— Нет, из керамики.
— Керамики?
— Ну, под керамикой я имел в виду специальные материалы, которые делают их легкими и долговечными. Они словно настоящие. Взгляните сами, — указал он на ногу Бист, — Я использовал кукольные шарниры, чтобы они двигались гладко.
Себастьян с интересом осматривал протез, и, когда залез Бист чуть ли не под юбку, спросил:
— А это что за символ?
— ДА ЧТО ТЫ СЕБЕ ПОЗВОЛЯЕШЬ, ИЗВРАЩЕНЕЦ!!! — дрессировщица тигра попыталась пнуть Себастьяна, но тот ловко увернулся.
— Прошу прощение за грубость...— извинился Себастьян, — Ваша бесстыдная скромность заставляет мое сердце биться чаще!...
Бист готова была его убить. Чего уж стоил этот взгляд!
— УБЛЮДОК! — замахнулась она на него кнутом. А демон лишь мило улыбался.
— Эй, прекратите! — крикнул Док, — Хоть кто-нибудь остановите ее!
— ТЫ! ПРЕКОСНУЛСЯ К СЕСТРЕНКЕ БЫСТРЕЕ МЕНЯ! — прыгнул на него парень.
— Вообще-то просто протеза. Но думаю, Вас это не остановит, — сказал Себастьян, укорачиваясь от нападов.
— ДАГГЕР! ПЕРЕСТАНЬ! ШАТЕР И ТАК ПОХОЖ НА РЕШЕТО! — крикнул доктор.
— РАДИ СЕСТРЕНКИ! — крикнул Даггер, кинув в Себастьяна ножи, которые тот так легко поймал. Джокер и Док заворожено смотрели на движения демона.
Когда Бист снова замахнулась кнутом, ее остановил Джокер.
— Все, все, достаточно! — сказал он.
— ДИРЕКТОР! ПОЧЕМУ ТЫ НЕ СДЕЛАЛ ЭТОГО РАНЬШЕ?! — возмутился доктор.
Себастьян вернул кинжалы и уже собирался уходить, когда к нему обратился директор:
— У Вас превосходные рефлексы!
— Правда?
— Да, да!
Себастьян вздохнул.
— Простите, но моя.....девушка, уже немного заждалась. Мы должны найти еще своего хозяина.
— Х-хозяина? — поразился Джокер, — Никогда бы не подумал, что вы слуга.
— Ну, уже я покинул этот пост...
— А...Вы бы не хотели поработать у нас в цирке? — вдруг спросил директор. Трое людей позади него грохнулись от неожиданности.
— Да, это было бы неплохо...
— Ура! — затанцевал главный циркач, — Ты такой забавный! Ты мне нравишься! Приходи в любое время!
— Но у меня совсем маленькое условие, — улыбнулся Себастьян.
— Э? Какое?
— Моя подруга — превосходная циркачка, мне бы хотелось работать с ней.
"Да я бы с удовольствием о ней совсем ничего бы не знал!!!" — в это время думал он.
— Ладно, но этой персоне, как ни крути, придется пройти один маленький экзамен.
— Отлично! Она как раз где-то здесь!
Глава 9

— Черт, неужели они делают такой экзамен всем? Это же расплюнуть! — сказала Алесса.
— Кому как... — ответил Себастьян, намекая на обычных людей.
— Вот как. Не знала, что ты НАСТОЛЬКО ослаб, — съела она конфетку.
Себастьян заскрипел зубами.
"Я убью ее нах! Я убью ее нах! Я убью ее нах!" — тешил он себя этой мыслью.
— Надо бы все осмотреть тут, — думала вслух дворецкий.
— О, а вот и вы! — прискакал Джокер, — У меня для Вас хорошая новость! Вы будете спать в одном шатре!
Демоны тяжело вздохнули и попытались выдавить из себя улыбку.
— Кстати, где-то часов в 12 будет обход, так что лучше в это время вам спать.
— Обход? — спросила Алесса, — А за чем?
— Был у нас неприятный случай... Но вам лучше этого не знать! — улыбнулся директор, — Чао!
Зайдя в шатер, Алесса и Себастьян постояли и одновременно кинулись на верхнюю полку.
— Блин! — выругалась Алесса, садясь на нижнюю, — Хотя так даже лучше. Буду следить за тобой, чтобы ты никуда не вышел! Все, лежим и спим до полуночи.
— Для демона сон скорее роскошь, чем потребность. Тебе ли не знать?
— Не знаю как тебе, но, как бы странно это не звучало, мне сон необходим. Все, ложись.
Себастьян лег. Полежав так минуты две, он тихонько спросил:
— А если я захочу в туалет?
— Да, это будет долгая ночь...
* * *
После того, как из шатра вышли, Себастьян слез со своей кровати и начал будить Алессу. Он удивился — впервые за свою долгую жизнь он увидел действительно спящего демона.
Попинав ее несколько раз, Себастьян решил пойти на разведку один.
Пройдя несколько метров, он услышал разговор.
— Куда ты? — спросил женский голос.
— Я? К отцу. — ответил мужчина.
Это оказались Бист и Джокер.
— А что с тобой? — спросил Джокер, — Бессонница?
— Я раздумываю о побеге. Давай убежим отсюда вместе. Вдвоем мы сможем это сделать. Оставим же это место и скроемся там, где отец нас не найдет.
— Совершить побег сквозь ночь с тобой? — рассмеялся тот, — Это глупо, не выдумывай! У меня нет времени на разговоры о ерунде.
Джокер уже собрался уйти, когда девушка кинулась к нему.
— Что с тобой? Ты сам не свой! Мы же поклялись... Поклялись защищать самое дорогое! Я что угодно для этого сделаю... Я БОЛЬШЕ НЕ ХОЧУ ВИДЕТЬ ТВОИХ СТРАДАНИЙ!
— Ты забыла? Нам назад пути нет.
Бист из последних сил сдерживалась от слез. Джокер мягко улыбнулся.
— Возвращайся домой. Такой красивой девушке не стоит одной гулять ночью.
— Джокер!
— Приятных снов, — и ушел.
— Джокер...
— Никто на этом свете не достоин твоих слез, — прошелестел чей-то голос. Себастьян вышел на свет.
— ТЫ! ТЕБЯ ЭТО НЕ КАСАЕТСЯ! ПОШЕЛ ВОН!
— Нет, я не оставлю тебя в одиночестве, — демон прижался к девушке сзади.
— За ним бесполезно гнаться...Он не сможет ответить на твои чувства, ибо хранит в душе лишь бледную тень любви, что в конце концов разобьет тебе сердце. Поэтому намеренно отдаляется от тебя.
— ДА ЧТО ТЫ ПОНИМАЕШЬ!!!
— Ты права, ничего...Но я могу тебе помочь, — Себастьян обнял девушку за талию, прижал еще ближе и прошептал на ухо:
— Я покажу тебе способ отрешится от проблем, занимающие твою прекрасную голову. Тебя ведь все чаще одолевают тягостные мысли, да? И их груз никуда со временем не денется. Это так жалко... Разве ты не хочешь снова стать свободной?
Сладкими речами заманить жертву в пучину тьмы...
* * *
Алесса тоже времени не теряла. Обнаружив, что Себастьяна нет, она решила залезть в шатер Джокера, так как чувствовала, что его там нет. Порывшись в вещах, она нашла фотографию с изображением большого особняка, около него стояли дети, а по середине — мужчина средних лет.
Дворецкий кажется вспомнил, где видел этот дом, но для того, чтобы убедится, решил еще покопаться. Она нашла кольцо с гербом и точно убедилась в своей правоте.
* * *
Алесса выбежала на улицу и побежала, куда, по ее ощущениям, отправился Себастьян. Остановившись ненадолго чтобы прокашляться, она вытерла платком кровь с губ и отправилась дальше. Через некоторое время она увидела идущего навстречу Себастьяна, находу застегивая пиджак и приглаживая разлохматившиеся волосы.
Столкнувшись, оба одновременно сказали:
— Я знаю где господин!
Посмотрев друг на друга минуту, Себастьян спросил:
— А ты как узнала?
— Покопалась в вещах Джокера. А ты?
— Ну, — загадочно улыбнулся Себастьян, — У меня более приятные и интересные методы.
Алесса подняла бровь, осматривая демона с ног до головы, уже поняв, КАКИМ образом.
— Ну, идем? — спросил Себастьян.
Оба направились в особняк барона Келвина.

Глава 10

Уильям Ти Спирс стоял на крыше и разговаривал с птичкой.
— Даже сейчас, в такое непростое время они никак не хотят увеличивать персонал.
Прикрепив к лапке голубя записку, он отправил ее в отдел кадров.
— Не хочу торчать здесь один... Торопись, это срочное сообщение!
Птица взлетела в небо и полетела.
* * *
Двое людей приземлились у ворот.
— Это и есть его дом? — спросил Себастьян.
— Да. — ответила Алесса.
— Ну как? Чувствуешь что-нибудь?
— Кажется. Я не уверена, здоров ли он.
Себастьян осмотрел особняк и вздохнул.
— Давай, ты через дверь, а я — через окно.
— Но..., — но Себа



"Вся работа выполняется теми, кто еще не научился не работать."
"Будь великодушен – прости подчинённым свои ошибки."
"Критиковать – значит объяснять автору, что он делает не так, как делал бы критик, если бы умел."
Посмотреть профиль

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения

 

 

Вверх страницы

Вниз страницы